Хитрость нового работника

В нашей организации появилась недавно вакансия. По объявлению устроился мужчина лет тридцати на вид. Звали его Олегом. Сейчас он у нас уже не работает. Устроился он в мае, уволили в августе «по собственному желанию». Но вообще-то далеко не по собственному желанию.

Тут надо особо сказать, что у нас нет отдельных кабинетов. Имеется большой офисный зал, в нем все и сидим. Отдельный кабинет только у шефа. Как-то он ездил на Запад, там ему очень понравилась организация рабочих мест в офисах – все на виду, достаточно одной веб-камеры, чтобы видеть всех сотрудников у себя на мониторе и понять, кто действительно трудится, а кто страдает воспалением хитрости и лишь имитирует кипучую деятельность.

Про установленную скрытую веб-камеру у нас никто ничего не знал. Народ вполне добросовестно относился к своим обязанностям, у начальства не было повода рассекречивать данные, поступающие с камеры на монитор. Новый сотрудник вынудил это сделать. Оказалось, он курящий. Но в самом офисе, конечно же, курение запрещено. Для этого есть небольшая площадка в туалете, проветриваемая вентилятором. Перекуры у Олега в среднем были минут по пятнадцать-двадцать. И таких перекуров за рабочий день он устраивал несколько. Разумеется, если шеф заходил к нам, он замечал пустоту за столом нового сотрудника. Мы говорили, что пошел покурить. А что, разве человеку нельзя? Хотя от никотина лошади дохнут, но Олег ведь не лошадь. Запретить перекуры – дело психологически довольно сложное, каверзное по части законности. Тем более, что сам шеф тоже курящий. Все же наше начальство решилось в устной форме сделать замечание Олегу, потребовав сократить количество перекуров.

О том, что новый работник откровенный лодырь, мы узнали позже, когда Олег, появляясь в офисе утром, вываливал из ящиков стола кучу всякого бумажного хлама, вешал на спинку  кресла свой пиджак, брал в руки что-то из бумаг и задумчиво изучал, потом стучал на клавиатуре с серьезным видом. Свою работу он «делил» на остальных сотрудников, прося посодействовать, так как  не успевает выполнить. Сначала мы в эту его «легенду» верили. Действительно, человек ведь новый, еще не полностью вошел в коллектив и может не знать чего-то. Словом, помогали.

Второй особенностью Олега стало то, что как-то он пошел к боссу и предложил реформировать наш рабочий процесс таким образом, чтобы обеденный перерыв меньше сказывался на функциональности организации. Идея весьма странная, но шеф ее принял. Он издал приказ, которым установил «плавающий» обеденный перерыв. Кто-то мог пойти пообедать в 12 часов дня, еще кто-то – в тринадцать, а другие – в четырнадцать. Такая временная «вилка» позволила не закрывать офис на время с тринадцати до четырнадцати, как было прежде. Теперь в офисе посетители всегда могли увидеть кого-то из нас и решить что-то. Свой «вопрос» решил и Олег. Он не уведомил шефа о том, в какое именно время сам должен уходить на обед. Такая хитрость позволила Олегу «болтаться» за пределами офиса в любое время из обеденных режимов.

Сначала мы посмеивались над нашим Остапом Бендером, потом стали ворчать, выполняя за него энную часть его работы. Ворчали тихо, не решаясь жаловаться начальству. Все же с предложением «плавающего» обеденного перерыва Олег попал в струю и шеф мог наорать на жалобщиков. Но когда Олег предложил шефу установить веб-камеру в офисе, чтобы шпионить за нами и это через секретаршу дошло до нас, наше терпение лопнуло. Коллектив потребовал провести собрание с обсуждением поведения нового сослуживца, который имитирует бурную деятельность, загрузив нас своей работой. Начальство погасило конфликт, приняв компромиссное решение. Шеф просто признал на собрании, что данная камера давно стоит в офисе. Выяснилась с ее помощью и обеденная хитрость Олега. Пришлось ему написать заявление «по собственному». И у нас теперь снова вакансия.

 

Про работу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *