Когда минуты роковые настают, и волны синие до неба достают

Всем нам в жизни приходится испытывать страх. Мы боимся потерять близких, волнуемся, когда серьезно болеет малышня, опасаемся услышать отказ от любимого человека в ответ на приглашение на свидание. Страхи бывают большие и маленькие, и это вполне укладывается в рамки обычной жизни. Я хочу рассказать о другом, первобытном страхе за свою жизнь, когда угрожает реальная опасность и катастрофа рядом, а не на экране телевизора.

Каждому из нас в жизни фортуна улыбается по-своему. Мне вот повезло работать в сфере туризма и иметь возможность посмотреть мир. Среди туристических продуктов морские круизы занимают самое высокое положение. Одно дело побывать в маленьком учебном круизе и совсем другое оказаться на борту престижного круизного лайнера в вояже по Средиземному морю. Путевки на эту группу путешествий не самые дешевые и раскупались в том году плохо. Подходил отпуск, и шеф неожиданно предложил мне и еще одной коллеге очень большую скидку на 2 каюты на один из плохо раскупаемых маршрутов. Отказаться от такого бонуса не хватит сил ни у одного отпускника. Так мы с мужьями оказались на борту 9-ти палубного теплохода, для людей несведущих, могу добавить, что это напоминает по размеру 9-ти этажный плавучий дом.

Первые дни плавания были полны открытий и приключений. Сначала наше безудержное веселье вызвало то, что в каютах было прикручено к полу и стенам все, что только имеет возможность передвигаться по помещению. 3 дня мы привыкали к тому, что настольную лампу сдвинуть по столику невозможно, ее основу крепко держали толстые металлические шурупы. Во внутренних коридорах судна вдоль стен были проложены металлические поручни, за которые было удобно держаться руками по пути следования с палубы на палубу. Подобные поручни были органично вписаны по бокам лестниц, баров и салонов и даже лифтов, доставляющих туристов с палубы на палубу. Немало шуточек у отдыхающих вызвала учебная тревога, на которой нас научили надевать спасательные жилеты и показали в каком направлении надо двигаться, чтобы найти шлюпку, закрепленную по номерам за определенной каютой.

В приятном времяпровождении на открытых палубах и вечерних концертах, за бокалом вина в баре и осмотром достопримечательностей в портах по пути следования, мы коротали дни нашего турне-сюрприза. По ходу круиза очередная стоянка была в испанской Барселоне, с утра небо сердито хмурилось, но потом распогодилось, и мы вдоволь налюбовались шедеврами уникального архитектора Гауди. Свободное время посвятили неспешному шопингу и уже возвращались на причал, когда небо за несколько минут стало непроницаемо черным. Впервые в жизни собственными глазами я увидела границу между сухими дорожками и стеной проливного дождя. Мы вприпрыжку бежали на теплоход, а дождь «бежал» по еще сухим тротуарным плиткам за нами. Обсудив новое приключение, погревшись под горячим душем, все собрались на верхней палубе полюбоваться ночной Барселоной. В полночь мы должны были оплывать в сторону Сицилии, пункта следующей остановки. На то, что у команды лайнера озабоченные лица никогда тогда и внимания не обратил.

В путь в открытое море нас провожал весь порт. Гудки были длинные и тревожные, но мы решили, что так положено. В тот момент еще никто из нас не знал, что наш теплоход был единственным, кто покинул тихую гавань в ту ночь. Стоянка в месте швартовки судна в международных портах строго расписана по времени, чтобы изменить маршрут и остаться, надо заплатить немалые деньги, которых не было у организаторов круиза. Мы ушли в море, не зная, что повсеместно объявлено штормовое предупреждение высокого уровня опасности. При таком количестве потенциальных балов, суда не болтаются в море. Эта ночь была отмечена еще одним, новым для нас событием. Мы располагались на 5 палубе, уровень близок по высоте 5-ому этажу жилого дома. Вернувшись ночью с танцевальной вечеринки, мы увидели, что иллюминаторы в каюте задраены снаружи, посетовав, что остались без обзора, мы завалились спать.

На следующий день по громкой связи было объявлено, что лайнер меняет маршрут, заход в порт города Мессина на острове Сицилия не представляется возможным в связи с погодными условиями. Нам предстояло болтаться в море 4 дня без стоянок, до самого Стамбула. На судне началась акция протеста среди туристов. Многие не хотели забирать деньги за экскурсии по Сицилии, требовали объяснений от капитана и возвращения прежнего обещанного маршрута. Вечером было экстренно проведено собрание туристов и команды, во главе с капитаном. Объявили, что мы будем обходить штормовой фронт по краю, что наш капитан вывел недавно этот теплоход во время цунами около берегов Японии, он опытен и знает, что делает. В голове сразу всплыли картинки об каждодневных рассказах о сегодняшней погоде, в частности то, что иногда, например, говорилось, что до морского дня под нами расстояние более 3-х километров. Спать все разошлись встревоженные новостями.

Что происходило дальше, я не очень люблю вспоминать. Этой же ночью мы проснулись от того, что ящики из комода, стоящего между нашими койками вылетали с ужасающим грохотом и оказывались около дверей каюты. На верхние открытые палубы следующим утром были прочно заперты все двери. Волна достигала высоты 9-ой палубы и с равномерным упорством перекатывалась через нее на другой борт лайнера. Сам теплоход под углом 900 каждые несколько минут ложился на бок. Лежа на кровати, мы катались из стороны в сторону, и с бока на бок. По коридору пройти было почти невозможно, да почти никто и не пытался. На завтрак в ресторане вместо несколько сот отдыхающих собралась кучка особо стойких и голодных, человек 20-30. Изредка в коридорах можно было встретить «зеленых» человечков, с безумными глазами и испуганными лицами. Только команда продолжала мило улыбаться и ободрять туристов. Сотовая связь и другие гаджеты зловеще молчали, связаться с материком можно было только из рубки капитана по специальной радиосвязи. Так прошел первый день в пелене штормового фронта.

Уже потом родные и друзья рассказывали, что немало поволновались, когда с нами пропала связь. Человек, такое существо, которое умудряется ко всему привыкнуть. На следующий день я предприняла робкую вылазку в ресторан за провиантом. Мутило на судне всех поголовно, набрав апельсинов, я вернулась в каюту. Муж переносил свирепую качку намного хуже меня, и даже цитрусовые плоды не вдохновили его покушать. Позже мы назвали с коллегой этот день — днем Чебурашек. Пожевать что-то, кроме кисленьких фруктов не возникало никакого желания. Следующий день был легче, правда, попытка принять душ была комичной, приходилось держаться одной рукой за спасительный поручень, чтобы не вылететь из скользкой ванны носом в стенку, когда теплоход совершал очередной крен. На Сицилию расхотелось попасть все, нам достался краешек бури в 9 баллов, около берегов итальянского острова она достигала 12 баллов.

Шторм закончился почти в одночасье, о пережитом напоминали только мокрые палубы, которые вскоре опять открыли для посещения. Вечером 3-его дня мы ужинали с большим количеством крепких напитков и все не могли утолить аппетит. Потом были красоты пролива Босфор, экзотический Стамбул и возвращение в порт назначения Сочи. Возможно, бывалым морякам шторм кажется пустяком, но, поверьте мне, для дилетанта морских вояжей это серьезное и страшное испытание.

Страшные истории из жизни

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *