Карты на стол

Снег мягко ложился на асфальт, покрывая пушистым слоем предновогоднего настроения улицы города. Бесконечные ряды машин окружили со всех сторон торговый центр, главный вход которого был украшен елочными ветками и гирляндами. Зазывные рекламы магазинов звучали со всех сторон – каждый обещал бешеную и невероятную скидку перед праздниками.

Вся площадка первого этажа центра была занята под различные шатры. Уже вовсю кипела предновогодняя ярмарка. Люди в волнении передвигались от одного шатра к другому, дети бегали между палатками, откуда-то раздавалась музыка старого шарманщика, клоуны развлекали свою аудиторию и даже грустный Перо танцевал посередине площадки с какой-то пираткой.

— Макс, пойдем, это же не больно, – улыбаясь ему, девушка тянула молодого человека за руку по направлению к одному из шатров.

Они стояли у большой палатки, покрытой блестящей тканью. Сверху висела надпись «Гадалка».

— Марина, ты же знаешь, я не верю таким вещам, — пробурчал молодой человек.

— Ну, пожалуйста! – капризно надув губы, попросила девушка.

— Хорошо, раз ты так настаиваешь, — выдохнул Макс и, отдернув шторы, вошел в палату.

Глаза его не сразу привыкли к темноте, царящей внутри шатра. Постепенно он различил какое-то движение в конце комнаты. Две тускло горевшие свечи, стоящие на небольшом столике, слабо освещали палатку изнутри. Она была отделана той же блестящей тканью, что и снаружи. Переведя взгляд на свечи, Макс увидел старую женщину лет семидесяти, сидевшую за столом и с интересом наблюдавшую за ним. Перед ней стоял большой стеклянный шар, который переливался разными цветами из-за игры света. В правой руке женщина держала карты, целую колоду, и перебирала их пальцами.

— Почему бы вам не присесть, — сказала цыганка и, указав на стул напротив нее, слегка улыбнулась: — Макс.

Разместившись на стуле, он с интересом взглянул на женщину, а потом, улыбнувшись, ответил:

— Услышали мое имя, когда мы стояли у вашего шатра?

— Может быть, — ответила цыганка, ничуть не смущаясь. – Так, значит, вы пришли сюда не один, но она вам не жена, — женщина стала раскладывать карты на столе.

— Кто вам это сказал? – спросил Макс с сарказмом. – Ваш хрустальный шар или карты?

— Может быть, вы и не верите в магию, Макс, но я все же кое-что умею. Это можно назвать магией, а можно и умением обозначить. Вам решать, — улыбнулась она. –Так или иначе, вы сейчас здесь.

— Не по своей воле. Меня привела…

— Знаю, — перебила его цыганка. – Когда вы входили в шатер, я увидела вашу спутницу и сразу поняла, что она вам не жена.

— Пусть даже так, — раздражаясь, ответил Макс. – Но, какая вам разница, с кем я сюда пришел? Ваше дело… гадать, а не нравоучения мне читать. – Он вскочил со своего места, и двинулся в сторону выхода.

— Мне никакой разницы нет, — спокойно ответила женщина. – Но в том состояний, в котором сейчас находится ваша жена, было бы правильнее, если бы муж был рядом и поддерживал ее.

Макс остановился. Медленно повернувшись, он посмотрел внимательно на женщину.

— Что вы хотите мне сказать? – спросил он, насторожившись, и присел на стул.
Цыганка начала раскладывать карты рубашкой вверх. Постепенно переворачивая их лицевой стороной, она что-то бормотала, а потом собрала все вместе и отложила в сторону.

— Макс, ваша жена серьезно больна. Ей осталось не так много. Вы как никогда нужны сейчас ей. Она вас любит, а вы… – немного промолчав, женщина спросила: — Скажите, вы все еще любите ее?

— Да, люблю, – сокрушённо вздохнул Макс и опустил голову. – Люблю, даже очень…

— Тогда почему вы не с ней?

— Не знаю, — не находил слов Макс. – Мы просто отдалились друг от друга, а потом… Не знаю, как вам все объяснить.

— Макс, вы можете мне не верить. Это ваше право. Однако, думаю, я сказала достаточно, чтобы вы смогли поверить моим словам. Не ошибусь, если скажу, что в последнее время ваша жена немного изменилась. Все дело в болезни. Она не хочет ранить вас, поэтому ничего вам и не говорит. Не спрашивайте ее ни о чем. Просто будьте с ней и, когда придет время, она сама вам все расскажет.

Ночь опустилась над городом. Снег все также шел, покрывая улицы и дома пушистым слоем. Макс вышел из машины, держа в руке маленький букетик фиалок. В это время их невозможно было достать. Однако, объездив весь город, он нашел один цветочный магазин, который за бешеные деньги продавал фиалки в горшочках. Макс попросил продавщицу сделать из этого какой-нибудь букетик. Ему безумно хотелось обрадовать свою жену. А Кристина любила фиалки. Он это знал. Сейчас она была больна, но все же не сказала ему ни о чем. А виноват он сам один – если бы не отдалился от нее, все могло быть по-другому.

Кристина открыла ему дверь. Она как-то странно улыбнулась, а потом, подойдя к нему, сильно обняла и поцеловала в щеку. Макс подарил ей фиалки. Она долго спрашивала у него, где и как он достал их в это время. Он ответил, что ради ее улыбки стоило объездить весь город.

Они спокойно поужинали. Кристина испекла его любимый пирог. Удобно устроившись на диване, обнявшись, они смотрели телевизор. Она несколько раз посматривала на Макса и даже пару раз провела рукой по его щеке, нежно коснувшись его. Он перехватил ее руку и с любовью поцеловал тыльную сторону ладони. Макс хотел столько всего ей сказать, но понимал, что еще не время. Он просто продолжал крепко ее обнимать и наслаждался этими минутами с ней.
Макс почувствовал, как расслабилось ее тело, а ровное дыханье касалось его шей. Кристина спала. Бережно подняв ее на руки, он донес жену до спальни и опустил ее на кровать. Какое-то время он стоял над ней и смотрел на нее – спящую и такую спокойную. Ему вдруг стало так тяжело на сердце, а ком застрял в горле. Еще чуть-чуть и он заплачет, понял Макс. Ему было стыдно за все свои ошибки. А ведь он даже не знал, сколько ей еще осталось…

Переодевшись, он прилег рядом с ней, обнял и прижал ее к себе. Чтобы и случилось, подумал Макс, ночью он сам будет оберегать ее от всего и даже от болезни, какой бы страшной не была.

Каждый вечер Макс приходил с работы немного раньше, и каждый раз приносил что-то Кристине. А она старалась всячески ему угодить. По выходным они ходили гулять, посещали разные места в городе, где еще ни разу не бывали раньше. И всегда это происходило тихо. Они практически не говорили между собой. Без слов брались за руки, гуляли по набережной, смотрели на заснеженный город. Потом возвращались домой. Ужинали, смотрели телевизор и все также тихо обнимались, сильнее прижавшись к друг другу. Макс просто смотрел на нее, ловил каждый ее жест. Она доверчиво всматривалась в его глаза и улыбалась ему. Макс целовал ее, нежно и с неким благоговением, а она трепетала под ним. Порой он замечал, как после поцелуя она отводила глаза, в которых он видел невыплаканные слезы. Макс все также ни о чем ее не расспрашивал, боясь сделать еще больнее. Он вдруг понял, что эти две недели стали самыми значимыми в его жизни. Даже после женитьбы он так ее не любил, как любил сейчас. Любил, но терял…

Макс чувствовал, что больше не выдержит этого. Он должен поговорить с ней, разделить все горести, которые выпали на хрупкие плечики его жены. Макс отпросился у начальника сразу после обеденного перерыва. Сегодня 31 декабря, канун Нового года, думал Макс. Именно сегодня нужно поговорить обо всем и оставить в старом году все невысказанное.

По дороге домой он заехал на рынок и купил большую елку. Они всегда наряжали ее только вечером перед самым Новым годом. И сегодня, не смотря ни на что, они не отступятся от своей семейной традиций.

Макс не позвонил Кристине, не сказал, что приедет домой намного раньше обычного времени. Он хотел сделать ей сюрприз.

Макс открыл дверь своим ключом, поставил елку в прихожей и прошел в гостиную. То, что он увидел, повергло его шок. Кристина сидела на полу и плакала. В руках она держала икону и отчаянно прижимала к груди. Между вспыхивания Макс слышал, что Кристина шептала слова молитвы. Он вдруг понял, что сам плачет – по его щеке скатилась слеза: одна, вторая… Он видел ее отчаяние. Она просила о жизни, цеплялась всеми способами за простую возможность пожить еще чуть-чуть. Макс опустился перед ней на колени и, сильно обняв, прижал к себе.

— Макс, как я буду жить?.. Что мне делать?.. – вспыхивала Кристина.

Он шептал ей нежные слова, пытался успокоить.

— Почему ты мне не рассказал ни о чем? – плакала она. – Я ведь твоя жена и должна знать. Как мне помочь тебе?..

Макс не сразу понял, о чем она говорит.

— Кристина, — отстранив жену, Макс внимательно посмотрел на нее. – О чем я должен был рассказать тебе?

— Как о чем? – все еще вспыхивая, возмутилась она. – Ты болен, а я жду-жду, когда же ты мне расскажешь. Ведь я хочу тебе помочь. А ты молчишь…

— Но я не болен, это ведь ты больна…

Кристина сразу перестала плакать. Она подняла на него заплаканные глаза

— Как же так? Ведь она сказала мне, что ты серьезно болен и что мне надо помогать тебе, быть с тобой рядом…

— Она? – перебил ее Макс. – Ты имеешь в виду цыганку из шатра?

— Да, — удивилась Кристина. – Но откуда ты?.. Когда открылась ярмарка, ко мне пришла Марина. Она была просто вне себя от восторга, говорила, что давно уже мечтала посетить такого рода праздничную ярмарку. Я была не в настроении в тот день, но как я могла отказать своей сестренке? Как только мы приехали в торговый центр, она сразу потащила меня к тому шатру с гадалкой и буквально затолкала меня туда. А потом цыганка начала раскладывать карты и сказала, что в нашей семье есть серьезная проблема и связана она с моим мужем. Она говорила, что ты серьезно болен и поэтому так сильно отдалился от меня. Гадалка сказала пока ничего тебе не говорить, а просто быть с тобой рядом и уделять больше внимания. А когда придет время, ты сам обо всем мне расскажешь.

Пока Макс слушал свою жену, он все сильнее улыбался. Он подумал, что теперь понял, какую злую шутку сыграла с ними жизнь. Точнее, та, что спутала им всем карты. Все еще продолжая улыбаться, он рассказал Кристине обо всем, что ему нагадала цыганка. Жена слушала внимательно. Постепенно на ее лице появилась улыбка, а потом она вдруг резко засмеялась и бросила обнимать своего мужа.

— Ты понимаешь, — обнимая жену, Макс пересадил ее к себе на колени. – Ко мне на работу зашла твоя сестра и, не унимаясь, потащила меня на ту ярмарку. Говорила что-то вроде того, что ее дружок не пошел с ней, а лучшего сопровождающего, чем родной зять ей не найти. Я, конечно же, не увидел в этом ничего подозрительного и отправился с ней на ярмарку. А когда мы пришли туда, Марина, как и тебя, затолкнула к той гадалке. А та наговорила в три короба. Сдается мне, — рассмеялся Макс, — что твоя сестра и гадалка были в сговоре. И затеяла все это не иначе, как наша маленькая тихоня Марина. Не знаю, настоящая ли была та гадалка, но она уж точно кое-что умеет.

Реальные истории о любви

2 комментария: Карты на стол

  1. Анастасия говорит:

    Это самая восхитительная история….

  2. марина говорит:

    Спасибо, до слез

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *