Двухрублевые монеты

Очередь на кассу была длинной и очень медленной. Как полагается в каждом приличном супермаркете, из десяти касс работала только одна. Люди нервничали, торопили кассирш, те нервничали вдвойне, ошиблась со сдачей, вообщем, обычная обстановка вечера пятницы. Я старался сохранять спокойствие и изучал вывеску с акциями. Наконец, передо мной остался один человек и я уже приготовился положить на ленту свою булку хлеба, как вдруг кассирша стала клянчить у девушки передо мной два рубля. Девушка заглянула в кошелек, в карман куртки и отрицательно покачала головой.

-А я чем вам сдавать буду?! — завопила кассирша, — Ищите!

-Нету у меня, — повторила девушка.

-Я вам сдачу не сдам!

Меня начало потряхивать, я громко хлопнул об ленту двухрублевой монетой.

-Возьмите, — рыкнул я.

Кассирша со скоростью хищной птицы утащила двушку в кассу и рассичитала девушку. Та смущенно промямлила "спасибо, я сейчас отдам". Я быстро пробил свой хлеб и вышел за ней в прохладный вечер. Девушка стояла у входа и искала два рубля.

-Молодой человек, возьмите, — сказала она и протянула мне пятак.

-Девушка, не сходите с ума.

Улыбнувшись друг другу мы разошлись в разные стороны.

Я уже забыл этот случай, но однажды, возвращаясь с дежурства, услышал:

-Привет!

Я поднял глаза. Это же та самая девушка из магазина!

-Я тебя помню, — продолжила она, — Я должна тебе два рубля.

До самой ночи мы разговаривал на лавочке. Говорила в основном Юля, я слушал и кивал. Проводил до дома, условились встретиться завтра.

Так прошло недели две. Однажды она спросила чем я занимаюсь, соврал что программист. Посмотрела с недоверием.

-Я думала все программисты худые и тощие.

Не говорить же ей что я долбаный омоновец, недавно из горячей точки, где отрезал террористам уши. Не говорить же ей, что я убивал людей. Она возненавидит меня.

А однажды она меня поцеловала.

Мы собирались пойти в кино. На какой-то глупый фильм. Юля уже ждала меня у кинотеатра. Я был готов выйти из дома, как раздался звонок с рабочего телефона. Ничего хорошего это не предвещало.

Кинотеатр, в который мы собирались пойти, в котором сейчас была Юля, обстреляла и захватила толпа каких-то пьяных отморозков. В этом городе это не редкий случай и тут периодически наркоманы или алкаши в поисках денег нападали на прохожих, грабили магазины. Было очевидно, что и в кино нарики пришли за добычей.

Дорога в четыре квартала показалась небывало долгой. Я сжимал в руках автомат и рисовал себе худшие картины, которые мне предстоит увидеть.

Мы высадились, рассредоточились по периметру, командир узнавал от полицейских подробности.

Я вызвался первым войти внутрь. Кинотеатр внутри был пуст, основная масса людей успела выбежать после первых  выстрелов. Как я надеялся что и Юля успела. Большой зал был заперт изнутри, сразу было видно, что захватчики никакие не террористы, просто местные укурыши. Выбив дверь, мы вошли в зал. Люди закричали, раздались выстрелы в воздух. Я выстрелил почти наугад, стрельба резко оборвалась. Один из гадов сразу заверещал, увидев раненого товарища
-Это все он! Я сдаюсь!

Его скрутили и увели, зал был почти пуст и я сразу нашел глазами испуганную Юлю. Люди постепенно выходили из зала, раненого отморозка осматривали врачи и укладывали на носилки. Я подошел к Юле, она смотрела на меня снизу и, кажется, боялась больше чем того идиота с обрезом.

-Пойдем, — сказал я и протянул руку.

Она не узнавала меня в форме и в балаклаве. Это было и лучше. Осторожно она подала мне руку и поднялась с кресла. Видимо, она узнала голос или глаза, потому что все пыталась рассмотреть меня, но я отворачивался. Я не хотел, чтобы она знала. Мы выходили последними, за нами следом выносили отморозка на носилках. И вдруг посреди полной тишины опустевшего зала — оглушающий выстрел. За долю секунды я обернулся и выстрелил в носилки. Пистолет "макарова" выпал из мертвой руки. Вслед за пистолетом на пол упала и Юля. Врачи в панике кинулись к ней, но я не пустил, велел выносить тело мертвого преступника. Юля смотрела на свою окровавленную руку со страхом и непониманием. Я подхватил ее на руки и бегом вынес из зала. Никого из врачей рядом не было, единственная скорая увезла труп мерзавца.

-Мать вашу, врач есть здесь?! — заорал я, укладывая Юля у себя на коленях.

Мои товарищи ошарашено смотрели на меня, на Юлю и в панике пытались вызвонить и вернуть "скорую".

-Мы думали его последнего вынесли, мы думали там никого нет…, — оправдывался командир.

-Юля, смотри на меня,  — я паниковал, зажимал кровоточащую рану в груди девушки.

-Откуда вы меня знаете, — еле слышно сказала она.

Из-за переулка выскочила визжащая "скорая".

-Ты должна мне два рубля, — сказал я.

Юля слабой рукой стянула с меня балаклаву.

-А говорил что программист.

Машина скорой остановилась, выбежали врачи, подхватили Юлю на носилки, быстро загрузили и закрыли дверь. Я метался вдоль бортов машины, пытаясь заглянуть внутрь. Машина почему-то не уезжала.

Задние двери открылись и врач тяжело спрыгнул с подножки. Я метнулся к нему.

-Умерла, — сухо ответил врач.

Он махнул рукой, залез обратно и машина уже не торопясь, поехала в больницу.

Я уволился из органов. Выучился на программиста. Переехал в другой город. Стараюсь не держать в кошельке двухрублевые монеты.

 

Потеря близких и любимых

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *